Тур за контрабандой
Прилавок российского магазина после запрета импорта продуктов из Европы. Фото: Вячеслав Прокофьев/ ИТАР-ТАСС

Прилавок российского магазина после запрета импорта продуктов из Европы. Фото: Вячеслав Прокофьев/ ИТАР-ТАСС

Как калининградцы добывают польскую колбасу

Жители Калининградской области испокон веков ездили в сопредельные европейские государства за дешевыми продуктами, лекарствами, одеждой, сантехникой и мебелью. Но в этом году ситуация поменялась: рубль по отношению к иностранным валютам дешевеет. «Русская планета» решила выяснить, опустел ли из-за этого путь контрабандистов.

Калининграцы, которые прожили в области более трех лет, могут ездить в Польшу хоть каждый день. У них есть карточки приграничного перемещения. Но на всю территорию Польши по карточкам не пустят. В зоне доступа — Варминьско-Мазурское воеводство. Бывшая Восточная Пруссия по другую сторону границы. Но и ее довольно для удовлетворения потребительского спроса. Каждый день на погранпереходах выстраиваются многочасовые автомобильные очереди из старожилов.

Тем, кто прожил в области всего полгода, необходимы шенгенские визы. По закону сначала две однократные, и лишь потом — более длительный шенген, до двух лет.

Теоритически каждый может обратиться в польский визовый центр, и получить там свой однократный шенген. Нот на деле не все так просто.

– Вы должны забронировать проживание в польском отеле на те дни, когда планируется поездка, — объясняет мне девушка в окошке.

– Я хочу поехать через две недели. Успею получить визу?

– Этого мы не знаем.

Неопределенность мало кого устроит, поневоле обратишься в турфирму.

– Мы делаем визы в течение двух недель — объясняет сотрудница турагенства Юлия — Это гарантированно. Но заранее предупреждаем — нельзя везти с собой сигареты больше двух пачек, и спиртное больше литра. Это норма. А обратно нельзя везти мясо и колбасу. Мы не разрешаем. Вас задержат на таможне, а проблемы будут у фирмы. И еще мы вас высадим у супермаркета, это обязательно входит в программу. Так что покупки сделаете.

На прощание она вручает рекламку путешествия. Два дня обойдутся мне порядка десяти тысяч рублей вместе с визовым сбором консулу — 35 евро.

На всякий случай уточняем, так ли строго с этой колбасой. В пресс-службе погранвойск РФ объясняют, что из Польши нельзя вывозить как свежее мясо, так и мясные изделия. Ни для себя, ни для продажи. Те, кто попадется с контарбандой, на пять лет становятся не выездными.

Мы садимся в автобус, где нас уже ждет гид, Ольга, подтянутая женщина предпенсионного возраста. Сразу в машине — небольшие инструкции.

– Вы все люди взрослые, и сами должны знать, куда прятать колбасу, — говорит она. — Этому я вас учить не буду. Но запомните, что при разговоре с таможенниками должно быть только три ответа «да», «нет», «норма». «Норма» — это количество спиртного и сигарет. Никаких шуток-прибауток. Если таможеннику что-то не понравится, будут проблемы.

Еще запомните — на польской стороне могут быть провокации. По городу лучше передвигаться небольшими группами. Иногда поляки подходят и начинают разговоры. Они говорят, что Путин злодей. Это потому, что они хотят нас втянуть в войну, задевают наши патриотические чувства. Говорят: «Мы за мир». Тогда мы отвечаем: «И мы за мир». Говорят: «Мы за Украину». Отвечаем: «И мы за Украину». Ведь мы же за Украину, верно? — задав этот риторический вопрос, Ольга садится на свое место.

Вечером нас везут на польскую туристическую ферму. А утром сразу спрашивают, хотим ли мы в музей. Он тут есть, и его посещают. Там роскошная коллекция старинных картин, есть даже Рубенс, но у нас его не включают в обязательную программу. Он никому не нужен. Все разбредаются по магазинам. Самый дешевый из них — португальская «Бедронка» («Божья коровка»), затем немецкий «Лидл», еще есть «Риал». Все разбиваются на кучки, и идут, старясь не терять друг друга из вида.

По магазинам все ходят с калькуляторами. Пересчитывают цены на рубли. Вздыхают. Стало гораздо дороже, чем раньше. Но все равно, дешевле, чем в Калининграде. Трехсотграммовая банка кофе стоит 105 рублей. А на родине — 95 грамм — 200 рублей.

Блондинка Елена соблазняется свининой — 180 рублей за килограмм — и колбасой. Впрочем, колбасу берут все, как и молочные продукты. Некоторые готовы тащить на себе даже хлеб.

Мясо и колбасы заворачивают в личные вещи — их на таможне не должны смотреть.

Садимся в автобус и едем домой. Довольные, что удалось купить продукты в два раза дешевле, чем в Калининграде. Их хватит где-то на месяц. Моя соседка Нигяр рассказывает:

– О, как мы возили в девяностых! Как возили! Нас выводят из автобуса, с сумками, и у нас там «норма» по сигаретам и спиртному. А в автобусе у каждого еще десять таких сумок! Таможенникам мы с автобуса платили по двести баксов. Но мы и имели! А потом — дефолт — и я потеряла сорок тысяч баксов.

Спокойно проходим польскую таможню. А на русской в автобус заглядывает молодой офицер

– Все выходим с вещами. Автобус остается пустым!

Каждый тащит на себе тяжеленную сумку, набитую продуктами. Внутри таможни начинается досмотр. У людей разворачивают одежду, и вытряхивают из нее колбасу. У Елены находят мясо и спиртное больше «нормы». Ее сразу уводят. Не помогает даже то, что она достает литовский паспорт, и спрашивает, может ли въехать по Россию по нему. В очереди начинается тихая паника. На продукты ушла куча денег, и вот сейчас все это прикажут просто выбросить.

– Да прям, утилизируют они потом — возмущается пожилая женщина. — Достают и съедают.

Но колбасу возвращают, приговаривая: «Это в последний раз, запомните». А потом заполняют списки контрабандистов.

Наша группа стоит и ждет Елену. Обыскали почти всех. Пронес свою колбасу в рюкзачке только мальчик Рома, бабушка успела ее туда перепрятать. И теперь трясущимися руками снимает с него рюкзак.

Вскоре появляется Елена. Ее впускают в РФ, но разрешат ли вновь поехать в Польшу, она еще не знает.

– Пусть они подавятся моей свининой и водкой, когда будут ими ужинать — говорит она чуть не плача.

Автобус едет в Калининград по ночной трассе. И каждый, кто сидит в нем, знает — как и  тысячи россиян он вернется в Польшу вновь. ЕС — это выгодно.

Калийно-магниевый переполох Далее в рубрике Калийно-магниевый переполохЧем угрожает промышленная добыча соли в Багратионовском районе его жителям и окружающей природе Читайте в рубрике «Общество» Киркоров, Басков или Галкин. Кто первым совершит каминг-аут?Существует ли в России «гей-лобби»? Факты. Оценки эксперта Киркоров, Басков или Галкин. Кто первым совершит каминг-аут?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»